Пресса Белая История | Комик-Трест

© Театральное товарищество «Комик-Трест», 2019.

Дизайн сайта разработан создателем театра «Комик-Трест» Вадимом Фиссоном и бережно сохранен

Пресса о спектакле «Белая история»

«ВЕСТИ» 8 апреля 2002 г.


Ольга РОМАНЦОВА 

Влюбленные палачи

         Питерский театр "Комик-трест" показывает в Москве нечто среднее между клоунадой и драмой, где рыцари в белых колпаках пластмассовыми мечами отрубают голову королеве.

          Тот, кто попытается определить жанр "Белой истории" Вадима Фиссона (театр "Комик-трест" из Санкт-Петербурга), сразу окажется в затруднительном положении. В отличие от обычного спектакля, актеры здесь изъясняются, в основном, междометиями и неопределенными звуками, изредка вплетая жаргонные словечки. Но зрителю все понятно: пластика актеров предельно выразительна, они используют приемы пантомимы, акробатики, современного танца и клоунады. Актеры мгновенно находят контакт с публикой, по сцене летают мыльные пузыри, будто в "SnowShow" Вячеслава Полунина. Но "Белая история" все равно не похожа на представление клоунов. В общем, специально для таких работ и придумана номинация "новация".
          Театр "Комик-трест" организован в Санкт-Петербурге всего несколько лет назад. Его руководитель Вадим Фиссон вместе с актерами ищет новые театральные формы в той области, где другие режиссеры обычно чувствуют себя полными профанами. Он пытается опровергнуть расхожее мнение, что драматические актеры никогда не смогут по-настоящему овладеть клоунадой и выстраивает свои спектакли в пограничной зоне между клоунской эксцентрикой и драматическим искусством.
          Сначала Фиссон старался не отрываться от реальности. Герои его спектакля "Second hand" внешне напоминали бомжей, жили в картонных ящиках где-то на свалке, вытаскивали из кучи мусора заинтересовавшие их предметы и разыгрывали эксцентрические этюды.
          В "Белой истории" от бытовых подробностей не осталось и следа. Действующие лица новой постановки - королева какой-то сказочной страны, молоденькая принцесса (обеих героинь играет Наталья Фиссон), а также рыцари женихи-авантюристы, палачи и бродячие артисты. Все мужские роли делят между собой Игорь Сладкевич и Николае Кочев. На пустой сцене почти нет декораций, актеры обходятся минимумом реквизита. Стоит королеве надеть верному оруженосцу на голову красный капюшон - и он готов играть роль палача. Потом скидывает капюшон, берет в руки меч и возвращается к прежней роли.
          В "Белой истории" влюбляются, претендуют то на сердце повелительницы, то ее дочери, проводят поединки и рыцарские турниры, устраивают выборы и государственные перевороты, безжалостно казнят самозванку. События на сцене напоминают фрагменты исторической хроники какого-нибудь государства, разыгранные в стиле комикса. Внешне участники любовных и политических интриг очень похожи на клоунов. Голову королевы украшают корона и развевающиеся седые космы, один рыцарь носит белую шапку, похожую на буденовку, другой - белый колпак, они размахивают пластмассовыми мечами и пронзительно верещат.
          Все носят белоснежные одеяния (видимо из-за них спектакль получил название "Белая история"), но слово "белоснежный" прозвучит здесь не совсем точно. Оно вызывает ассоциации с чем-то бесплотным и возвышенным. В героях "Белой истории" возвышенности не больше, чем в персонажах мультфильма "Астерикс и Обеликс", по недоразумению впутавшихся в исторические конфликты.
          В событиях из жизни сказочного государства то и дело мелькают узнаваемые детали, порой возникают параллели с современной политической ситуацией. Актеры стараются вовлечь зрителей в игру. В финале, когда принцесса, претендовавшая на трон, ждет казни, публике предлагают участвовать в интерактивных выборах. Поднимешь большой палец кверху - "Белая история" завершится комическим финалом, опустишь вниз - закончится трагически. В ответ поднимается целый лес рук.
         В результате, актеры играют оба варианта, демонстрируя зрителям, что разница между трагическим или комическим исходом событий в жизни часто бывает минимальной. В трагической версии принцессе отрубают голову (из ее ладоней катится серебристый мячик), и она машет руками, как крылышками, изображая душу, отлетевшую от тела. В комическом ей тоже отрубают голову, а потом устраивают шоу с цветомузыкой и летящими мыльными пузырями.
          Возможно, на Западе есть театры, похожие на "Комик-трест". В России их невозможно сравнить ни с одним из театров - у нас в таком стиле пока не работает никто.